Союз Форда

В 1888 году Генри Форд заключил единственный союз, которому остался верен до последнего дня своей жизни — брачный, с Кларой Брайант. Отец подарил ему 40 акров земли, поросшей лесом, с условием, что он прекратит свои бесцельные, как всем казалось, эксперименты и займется делом. Сын принял условие: построил лесопилку, дом и… мастерскую, в которой уже никто не мешал ему заниматься теми же экспериментами: постройкой паровой машины. Но однажды он прочитал в Мире науки (читал он вообще много) о газовом двигателе и понял, что будущее — за двигателями внутреннего сгорания. Уже тогда Форд осмелился идти против общепринятых воззрений: умные люди убедительно доказывали преимущества паровых машин над газовыми моторами и утверждали, что у ДВС нет будущего. Позже он напишет в книге «Моя жизнь, мои достижения»: «Так всегда бывает с мудрыми людьми. Такими мудрыми и опытными, которые всегда знают досконально, всегда объяснят, почему нельзя сделать то или это. Если бы мне было позволено применить любые средства против конкурентов, я бы предоставил им полчища мудрых людей: они получили бы столько полезных советов, что остановилась бы всякая работа».

Так случилось, что детройтская фирма Eagle Iron Works приобрела себе газовый двигатель Olio, но когда он сломался, никто не мог его отремонтировать. Форд принял вызов, разобрался в машине и устранил поломку, а после этого решил махнуть рукой на «хозяйство» и переехать в Детройт. Это ответственное решение, как и все остальные ответственные решения, он не мог принять без одобрения верной Клары. И она поняла, что испортит всю дальнейшую жизнь своего мужа (а значит, и свою тоже), если будет удерживать его в селе. В Детройте Форд арендовал дом с мастерской и устроился механиком в Edison Illuminating Со, а все свободное время отдавал созданию бензинового мотора. В разных исторических источниках указаны разные даты возникновения первого автомобиля Форда. Как правило, годы спустя пионеры-конструкторы называли «рождественские» даты возникновения своих разработок. Сам Форд вспоминал, что в 1892 году первый автомобиль был готов.

Рождественская история о Генри Форде гласит, что в канун рождества 1893 года в его доме состоялись праздничные приготовления. Семилетнего Эдсела уложили пораньше спать, Клара возилась у печи, а отец семейства приволок доску, на которой был закреплен кусок дюймовой трубы, жестяная банка с бензином, пара шестеренок от старого станка и обычная электрическая лампочка (изобретение того самого Эдисона, на предприятии которого работал отец семейства). Это и был первый двигатель Форда. Загадочная лампочка использовалась в качестве сопротивления в простой, но совершенно несовершенной системе зажигания. К днищу поршня был прикреплен кусок провода, а в крышку цилиндра вставлена фибровая втулка, сквозь которую в камеру сгорания вводился второй провод. При движении поршня концы проводов сближались: так, с помощью лампочки «их Ильича». Форд решил проблему выпуска своей искры в камере сгорания — одиночке. Как известно, «наш Ильич» выпускал свою «Искру» по-другому: с помощью иностранных инвестиций.

Форд решил тут же отметить праздник. Какой из двух — рождество или завершение работы — в точности неизвестно. Известно лишь, что Клара была соучастницей — управляла топливным краником. Пробы проводились на кухне, поэтому страшный грохот разбудил Эдсела и поднял на ноги все живое в всей округе. Радостный Форд успокоил всех: просто на его улице — праздник! Свое дело этот мотор сделал: Форд убедился, что находится на правильном пути, отдал «праздничный мотор» кому-то из знакомых и принялся за создание «практичного мотора», описание которого обнаружил в American Mashinist. Мотор предназначался для нового безлошадного экипажа — трактора.

Для полноты картины обратимся к другим «воспоминаниям»: детройтский инженер Чарльз Кинг утверждал, что выехал на своем безлошадном экипаже и 1894 году. И в то же время сам рассказывал, что не смог участвовать в чикагской гонке 1895 года потому, что еще не был готов! Официальная (не рождественская) истории автомобиля гласит, что первая поездка Кинга состоялась глухой ночью 1 марта 1896 года — изобретатель хранил тайну до получения результата. Результат оказался настолько положительным, что, начиная с 6 марта, Кинг стал прообразом известного героя, зазывавшего прохожих криками «Эх, прокачу!». Прохожие реагировали точно по сценарию, написанному великими юмористами, а роль Остапа Бендера сыграл Генри Форд. Он был единственным, не только проявившим интерес к «Антилопе Гну» Козле… Кинга, не только стал его учеником и последователем, но и тем, кто как Ленин «пошел своим путем».

01.08.2015 14:20
big

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!