Национальный спорт-кар Америки и развитие его идеи

Обычно автомобиль начинается с идеи, а не с постановления правительства. Идея, в свою очередь, появляется или путем воровства, или как ответ на вопрос «повестки дня». В конце 40-х годов на повестке дня в Америке встал вопрос о национальном спорт-каре. Национальные военнослужащие встретили в Европе невиданные и чудные автомобили. С одной стороны — «бэби-кар» Austin, с другой — деревянные двухтактные DKW, с третьей — «кюбельвагены» (внедорожники на базе VW), за которые американцы давали три «Джипа». Но больше всего их восхитили небольшие, но очень верткие и быстроходные спорт-кары.

По возвращении на Родину «дембеля» привезли с собой и сами спорт-кары, и желание иметь нечто подобное у себя. А там «спортивными» считались обычные дредноуты с укороченной базой. Поэтому их желания могли удовлетворить только дилеры, торгующие такими штучками, как Jaguar ХК120, MG, Triumph TR2, Austin Healey и т.д. — то есть, штучками европейскими. Вот тут-то и возник вопрос.

Тех, кого интересует ремонт стеклоподъемников, рекомендуем веб-ресурс — справочник по автомобильным услугам в Минске.

На этот вопрос пытался ответить знаменитый гонщик и фабрикант Бриггс Канингхэм своим замечательным Canningham СЗ с великолепным кузовом от Vignale. Он выпустил их серийно — 40 штук… В 1951 году Nash занялся производством спорт-каров в кооперации с Дональдом Хилеем. На шасси Healey ставились моторы Nash и прекрасные кузова Pininfarina. За 3 года сделали 506 штук...

Все это было несерьезно. Америка требовала масштабов. Существование пустой ниши на рынке хорошо различимо сейчас, с расстояния прожитых лет. А тогда на всю корпорацию GM нашелся всего один человек, ощутивший ее наличие. Возможно, он тоже заимствовал идею (у Нэша или Канингхэма) — кто знает? Но легенда утверждает, что идея национального спорт-кара была его идеей. Нет ничего удивительного в том, что этим человеком оказался дизайнер: развитое восприятие позволяет замечать то, чего многие не видят. Это был, конечно, Харли Эрл.

Кроме того, что сам Эрл был достаточно влиятельным человеком (возглавлял службу дизайна GM), он нашел требуемые поддержку и понимание «лица» — главного инженера Chevrolet Эда Коула. Этим титулом американцы обозначают действительно знающих специалистов, непосредственно занимающихся проектированием, а не тупым администрированием.

Коул работал вместе с Эрлом над «проектом Opel» — так они назвали его в знак европейского курса проектирования. К разработке чертежей привлекли молодого дизайнера Боба Маклина, выпускника Калифорнийского технологического института. Максимальное количество деталей решили использовать от Chevrolet: ведь под новый проект никто не стал бы делать ничего специального.

Маклин тоже был страстным энтузиастом спорт-каров и непревзойденным образцом считал Jaguar ХК 120. Поэтому база «проекта Opel» была точь-8-точь такой, как у эталона — ровно 102 дюйма (2,59 м).

30.06.2015 08:23
big

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!